Постижение новых знаний – это удовольствие. Интервью Абела Гезовича Аганбегяна

Интервью Абела Гезовича Аганбегяна

Постижение новых знаний – это удовольствие

Интервью Абела Гезовича Аганбегяна.

Школа IT-менеджмента многим обязана академику Аганбегяну: от самой идеи создания до многолетнего научного руководства. Его воспоминания о времени возникновения школы, актуальных тогда проблемах, и о вызовах нынешнего времени – в юбилейном интервью.

- Какие цели стояли перед Школой в момент создания? Какие задачи были тогда наиболее актуальны?
В 2001 году я был ректором РАХНиГС уже двенадцать лет. Государство выделяло нам средства только на переобучение бюджетных работников, и это составляло меньшую часть бюджета Академии. Мы должны быть самостоятельно покрывать остальные расходы, должны были сами зарабатывать, создавать самоокупающиеся структуры. Школа стала одной из таких новых структур и по сей день в дотациях не нуждается.
ИТ-рынок России тогда только складывался, он был более чем в десять раз меньше, чем теперь. Киберугрозы еще не были такими массовыми и масштабными, роботизация и применение ИИ лишь начинались, о мобильности еще и не говорили. Желающих изучать ИТ-менеджмент тоже было намного меньше, но уже тогда было ясно, что это перспективное направление, что оно будет развиваться.
Первыми слушателями Школы стали те, кто уже внедрял ИТ. Тогда люди, приходящие в эту область, как правило не имели экономического образования. Они не знали о маркетинге, корпоративных финансах, аккуантинге, а им нужно было автоматизировать бизнес процессы. Делать это, не понимая самой сути бизнеса, невозможно. Причем те процессы, что есть в реальности, обычно нельзя автоматизировать «как есть», их нужно менять до применения ИТ, потому что им не хватает четкости, структурированности, алгоритмичности. Слушателям надо было дать основы экономики, показать, как можно оптимизировать бизнес-процессы и каким образом выбирать методы применения ИТ для решения конкретных бизнес-задач. Самое сложное было соединить экономику и ИТ в преподавании.
Мы пытались все это делать «на ходу», и Школа была первой, где начали обучать ИТ-менеджменту. Став первой, она стала и остается лучшей в стране. Школа до сих пор единственная в России имеет мировые аккредитации именно по ИТ, принимает участие в международных конгрессах, обучает иностранцев.

Что самое важное для слушателей Школы?
Прежде всего получить новые знания, а затем понять, какие нужны навыки, чтобы знания применить на практике. Для этого крайне важно общение слушателей между собой.
Ведь обычно на работе они приводят 10 -12 часов, но других айтишников своего уровня не видят и не знают их проблем. В Школе же слушатели с коллегами проводят больше чем полдня: учатся, обедают, выпивают, начинают дружить, ездить друг другу в гости. Друг от друга они получают не меньше, чем от преподавателей. И обучение построено так, что в Школе говорят не только преподаватели, но и сами слушатели. Нам нужна обратная связь, необходимо понять потребности тех, кого мы учим. Поэтому много практических занятий, где они выступают. Как их компании переживают пандемию? Как изменились ИТ во время массовой удаленной работы? Это обмен опытом из первых рук. Поездки, конференции, мастер классы – все это формы общения.
Во время обучения надо подняться над своим делом, взглянуть на него с высоты. Крайне важно выйти за пределы своего узкого мира, за пределы своего кругозора. Когда вы обучаетесь, вы вынуждены сами учить себя. Читать литературу, слушать, выбирать главное, структурировать, запоминать. Закончив MBA, слушатель оказывается человеком, более, чем раньше, способным понимать, осваивать новое самостоятельно.

В чем заключается главный багаж бизнес-школы, ее преимущество?
Самый главный багаж – это изменение мышления, умение анализировать, презентовать, самостоятельно изучать. Это пригодиться в жизни больше, чем любые знания. Экономическая теория Маркса, критика империализма, которой меня обучали в институте, мне совершенно не пригодилась, также, как и многим другим людям родом из СССР. Однако это не помешало мне добиться успехов на стыке математики и экономики.
Настоящее образование дает не те факты и теории, которые я изучаю, а учит иначе мыслить. Смысл образования именно в новом мышлении. Видеть за поверхностью глубину – это важней, чем освоение конкретного предмета. Все эти навыки и культура мышления и дают преимущества в карьере.
Я преподаю «Социальное и экономическое развитие России». Если человек работает на предприятии, зачем ему макроэкономика? Зачем ему динамика валового продукта? К его работе это не имеет отношения. Однако занимаясь курсовой по теме, очень далекой от его повседневной работы, человек осваивает и шлифует навыки аналитики, убедительного изложения, обобщения, сравнения, учится расставлять приоритеты в освоении материала.
Ну и кроме того, постижение новых знаний – это удовольствие. Люди отучились два года и о чем они спрашивают через год? Где бы еще поучиться. Потому что скучно становится без нового, без учения.
Для таких желающих у нас есть программа DBA, Doctor of Business Administration. Кто там учится? Обычно сорокалетние успешные управленцы, топ-менеджеры, собственники. С ними еще интересней общаться. К нам на DBA многие приходят из Школы ИТ-менеджмента. DBA это еще 4 года обучения.

Есть пословица про старых собак, которых нет смысла учить новым трюкам.
Я уже 60 лет в науке и образовании. 60 лет назад я защитил докторскую диссертацию. Конечно, пока я был ректором РАХНиГС, времени на учебу совершенно не было. Но как только я ушел с этого поста, а мне было тогда 70 лет, я немедленно пошел учиться снова. Я стал летчиком, сам летал до 80 лет за штурвалом небольшого самолета. Ведь так приятно обучаться!
У нас это не очень принято, а в мире очень много взрослых и добившихся успеха людей учится, чаще всего любимому делу. И я заметил, что в DBA к нам как правило приходят люди, которые всю жизнь учатся. Среди них я не видел ни одного, у кого обанкротилась бы его фирма. Они радуются даже кризисам, используя их как точку роста. Они лучше выживают, их бизнесы успешны.

Что больше всего Вас радует в слушателях и выпускниках Школы?
Их вид. Молодые, энергичные, здоровые. Я им говорю: простите нас, наше поколение оставляет вам страну в виде, которым нельзя гордиться. За 30 лет новой России мы почти не продвинулись вперед по социально-экономическим показателям, мало продвинулись по сравнению с другими странами за тот же период.
Мы очень отстаем: у нас всего 400 тысяч программистов. В Индии 4 миллиона, 3 миллиона в Китае, 2.6 миллиона в США. Только программистов, а не всех занятых в ИТ-сфере. 11% валового внутреннего продукта США дают ИТ. Это больше, чем все образование вместе взятое. Больше любой отрасли промышленности, в том числе машиностроения или всей энергетики. Больше чем ИТ дают вклад только здравоохранение, торговля и транспорт.  В России доля ИТ 3.9% в нашем валовом продукте, который в 5 раз меньше, чем ВВП США. Мы же не начали еще пользоваться суперкомпьютерами, у нас в стране их всего несколько. У нас роботов 6 штук на 10 тыс. населения, а в Южной Корее их 742 на те же 10 тыс.
Понимаете, что нам предстоит?
Глядя на слушателей и выпускников, я вижу наши надежды. Мы стараемся в них вложить все, что знаем, и надеемся, что им удастся то, что нам не удалось. Я рад их вопросам, их активности, мне четверти времени лекции не хватает отвечать на их вопросы. Главное -  активная жизненная позиция. Самое плохое – безразличие. Такой человек никому не мешает, смотрит пустым взглядом, ничего не записывает. Это же видно. Но их мало.

Как должна развиваться Школа дальше? 
В следующие 20 лет будет такой рывок, о котором мы не подозреваем сейчас. Мы очень плохо разбираемся в будущем. Даже пандемию не можем предсказать. Вся наша антикризисная программа, бюджет, составленный в 2020 году до 2023 года, ничего не имели общего с действительностью. Мы же думали, что в середине 2021 года все снимут маски. А осенью третья волна пандемии дала в пять раз больше смертности, чем в первую, и кратный рост заболеваемости по сравнению с первой волной. А это не ИТ, это известный вирус, его «пощупать» можно.
Никто же не предполагал, что пандемия так изменит применение ИТ в нашем быту. Так что трудно сказать, что будет дальше. Во всяком случае до сих пор по ИТ менеджменту мы сильно отстаем от мирового уровня, в отличии от математики.
ИИ, мобильность – это основные направления развития. Сложные вычисления, ускорение вычислений – другое важное направление. Киборги – тоже интересный путь, вживление чипов, излечение с их помощью многих болезней и усиление возможностей людей, в том числе интеллектуальных.  Взаимодействие человека и машины как партнеров, а не просто применение машин как инструментов – здесь огромные перспективы.
Программы Школы должны будут адаптироваться к этим условиям. Всю жизнь я занимался применением математики в экономике и всегда имел в своем распоряжении компьютеры. Теперь внуки учат меня пользоваться гаджетами. Однако я горд тем, что я до сих пор понимаю, о чем они говорят. Но возможно скоро мы перестанем их понимать, настолько они от нас оторвутся. Они будут иначе работать с компьютером, чем мы. Они будут намного способнее нас, несомненно. Поэтому надо в них вкладывать и вкладывать.

site map xml | Карта сайта | RSS канал Новости Школы IT-менеджмента 114.34